Пробуждение

Несколько дней тому назад просыпаюсь в темноте, в какой-то теплой комнате - запах дешевой гостиницы, - озираюсь, не понимаю, где нахожусь.
НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ!
Головокружение.
Глухота. Звон в голове и тяжесть - точно ударили чем-то тяжелым, навроде кожаного чулка, набитого песком.
В глазах - быстро мелькают картины.
"Так!.. Так!.. Так!.. Спокойно... спокойно... Но... блядь! это же сон!.."
Да, калейдоскоп картинок, меняющийся в голове, это сон, от которого только что очнулся.
Или - меня действительно ударили по голове?
Да-да! Точно! Ударили по голове. Я потерял сознание. Но... Черт подери!.. Это же произошло не вчера. А что было вчера? А? А позавчера?
Ничего не помню - какие-то обрывки, какие-то проблески в сознании, вспышки, мерцание.
МЕРЦАНИЕ?
Еще вспышка.
Еще - сильнее.
Еще!
Липкий страх ложится мокрой паутиной на меня...
С трудом сглатываю горькую слюну.
"Какой-то День Сурка..." - бормочу в темноте, вспоминая фильм Харольда Рэмиса с Билли Мюррейем и Энди Маккдауэлл в главных ролях.
Но День Сурка ассоциируется с комедией, а не с триллером; в моем же случае больше аналогий с другой кинокартиной - "Мементо" Кристофера Нолана, фильм, который мне совсем не нравится и по этой причине я его не досматривал, как ни пытался, даже до середины, считая его скучным, какой-то надуманный сюжет, в общем, что-то фальшивое и бьющее в глаза это самой фальшью.

Как Сокуров Советский Союз развалил

Оригинал взят у novayagazeta в Как Сокуров Советский Союз развалил
Программа «60 минут» дала отпор душителю свободы слова.

«Мы говорим, когда другие молчат» — такой рекламный слоган или девиз политического ток-шоу «60 минут» я обнаружила на сайте канала «Россия 1». И вот теперь представьте себе, как обидно и досадно этому коллективному Льву Толстому современности («не могу молчать»), когда знаменитый кинорежиссер Александр Сокуров «считает нужным отправить всех российских журналистов в Гаагу под трибунал, называет их всех провокаторами и преступниками и призывает журналистов молчать»!

Collapse )

Возвращаясь...

Оригинал взят у pristalnaya в post
Дома так сладко спится. Просыпаешься, а у тебя небо во всё окно. Сегодня такой хороший день, солнечный. Простые радости: приготовить завтрак, полить цветы, разобрать вещи... Город ждал тебя, поправлял декорации, присыпал снегом крыши и скверы, менял вывески и витрины. Выходишь к нему, как на свидание, с радостью и замиранием сердца. Почему мы не чувствуем так всегда? Почему нужны "особые обстоятельства"?
Когда тебя переламывает от боли и страха, когда ни на что нет сил, когда опутан проводками капельниц и лентами бинтов, ты всё равно счастлив, потому что жив! Какова же степень счастья, когда ты жив, но тебе НЕ больно и НЕ страшно?
Об этом стоит подумать. Потому что наши проблемы – порой вовсе не проблемы, а просто задачи, которые можно решить, так или иначе...

Михаил Шишкин: "Моя страна, заглотнув воздух в 90-е, опять нырнула в болото страха и молчания&q

Оригинал взят у philologist в Михаил Шишкин: "Моя страна, заглотнув воздух в 90-е, опять нырнула в болото страха и молчания"
Речь писателя Михаила Шишкина на церемонии вручения премии Международного ПЕН-клуба “За свободу высказывания” (Oxfam Novib/PEN Awards for Free Expression) палестинскому поэту Ашрафу Файаду и индийской журналистке Малини Субраманиам. Церемония прошла 19 января 2017 г. в Гааге. Оригинал речи опубликован на сайте Международного ПЕН клуба, русский вариант речи - на сайте Russianpenmembers.


Писатель Михаил Шишкин. Фото: ТАСС/Scanpix

"Нашему сыну три года. Мы повели его в художественный музей. Ходили по залам и искали на картинах великих мастеров собачек, кошек, птиц, лошадок. На одной картине было изображена беременная Дева Мария. Сын спросил, почему у нее такой большой живот. Я сказал, что там у нее ребеночек и он скоро родится. Мы пошли дальше. Через несколько залов сын побежал обратно – посмотреть, родился ли уже ребенок. В 1968 году в знак протеста против советских танков в Праге на Красную площадь вышли несколько человек и развернули плакаты «За нашу и вашу свободу». Их тут же арестовали. Мне было тогда семь лет, и я ничего про это не знал. Ничего не узнала об этой акции и вся огромная страна. Судьбы этих людей были загублены, их ждали годы тюрьмы или психбольницы. После развала Советского Союза о них стали писать и снимать фильмы. Их акция стала символом сопротивления, а они сами – героями борьбы за свободу.

Collapse )

Пестрые птицы(18): Иволги

- В рощу - не ходить! - пригрозил дед внуку и внучке.
Сашке - семь лет, Валюше - три с половиной годика.
- Потьему? - спросила Валюша, глядя на деда внимательно огромными карими глазами.
- Там... - дед поднял указательный палец. - Иволги!
- Иволги? - задумался Сашка.
- Иволги!
- Стляшные? - спросила Валюша.
- Страшные! - подтвердил дед.
- Почему страшные? - недоверчиво вопросил мальчик.
- Потому что, - дед нагнулся к ним, оглянувшись по сторонам, и прошептал:
- Потому что - иволги...
Зной в полдень.
Валюша в огороде рвет пастушью сумку, стебли подорожника, цветущий одуванчик.
Дед спит. В кресле на террасе. Читал "Воскресение" Льва Толстого и заснул.
Вечером должны приехать родители.
Сашка выпил чаю, поел хлеба с маслом, тоже взялся было за любимую книжку, но немного почитав, отложил "Кепку с карасями" в сторону и отправился в рощу; роща находилась в трех километрах от дома.
Изумрудная зелень полей, какие-то белые цветочки в отдалении, синеют разбросанные по всему полю васильки. Высоко в небе в потоках теплого воздуха парят орлы, слышится пение жаворонков, подобное журчанию ручья.
Сашке радостно и немного жутко от свободы.
Один он никогда никуда не ходил.
Любопытство смешанное со страхом - а почему все-таки в рощу нельзя?
Белеют грациозные высокие березы с кудрявой кроной, пахнет листвой и травами, горечь и мед.
Сашка в роще, углубляется, с любопытством трогая ветви густорастущих кустарников, кончики высоких трав, грубую кору дубов и мягкие стволы берез.
Под ногами шмыгают юркие ящерицы.
Слышатся птичьи трели.
Фиу-лиу-ли... Фиу-лиу-ли...
Флейта иволги.
Сашка бесстрашно шагает вперед...
Через 17 лет он вспомнит этот жаркий, солнечный день, разглядывая обложку толстой книги в книжном магазине.
- Иволги! - он удивляется. - Почему иволги?!
На обложке ярко-желтая птица с черными крыльями, что-то хитрое в этой птице, хитрое, хищное и отчасти, наверное, наглое.
- Почему иволги? - переспрашивает он и раскрывает книгу.
Сверху на страницы падает огромная мохнатая коричневая гусеница.
Валя с удивлением, а больше - с каким-то ужасом посмотрела на брата.
- Почему иволги? - в голосе Саши тревога.
В этот момент в зале слышится кошачий короткий визг над стеллажами с книгами.
Валя вздрагивает:
- Саша...
Взгляд мужчины обретает осмысленность.
- Саша, ты...
- Что? - он смотрит на нее глазами человека только что отошедшего от сна.
- Ты... ты вернулся...
Гусеница скатывается со страницы на пол.

* * *

Самое жуткое в самопреодолении - это то, что сталкиваешься с неведомыми силами, которые таятся в тебе. Все эти жуткие призраки прошлого, какие-то уродливые карлики, омерзительные твари, сколопендры, многоножки, пучеглазые чудовища... Откуда они взялись?
Самопреодоление - это попытка развеять магию, сковавшую твое тело и душу.
Ведь даже думать страшно - если действительно думаешь, а не рефлексируешь, мерцаешь, а не отбрасываешь от себя "лунный свет" других огней.
Мысль, поднявшаяся из глубин Я, потрясает, кажется вначале чужой, враждебной. Она может погубить, если к ней не привыкнуть, если не приручить это чудовище... которое потом должно помочь тебе в самопреодолении.
Чудовище либо тебе сломает шею, либо, прирученное к твоей руке, твоему голосу, вознесет тебя до небес.

* * *

Пытаясь преодолеть себя, можно легко оказаться в весьма печальном положении.
В сущности, мы ежедневно пытаемся преодолеть себя. Иначе нельзя. Мы пытаемся преодолеть себя хотя бы потому, что это позволяет нам оставаться в границах собственной личности.
Мы не можем, к примеру, не думать. Для мужчины вообще очень важно думать, ибо акт мышления концентрирует его Я.
Думать - уже значит преодолевать нечто чужое в самом себе.
Вспоминать что-то - отходить на несколько стадий от границ собственного государства. Мыслить - совершать набеги из своего темного замка.
Я рискнул многим в этом году... Прежде всего собственным благополучием. И даже жизнью.
Я всего лишь пытался преодолеть себя...
Не получилось...
Но даже отрицательный опыт это опыт - если, конечно, подвергнут этот "опыт" акту мышления.

Зимнее... (из архивов)

Оригинал взят у pristalnaya в Зимнее... (из архивов)
Орхидеи выпускают всё новые бутоны, у них свой календарь.
Снег стаял, и хочется снова той белизны, которая вот только недавно укрыла город, казалось, до самой весны. На балконе напротив стоят новенькие санки – кому-то будет радость.
А вы замечали, что почти совсем пропало желание играть в снежки или лепить снеговика? Наверное, это слишком атрибуты детства или юности. Рисовать снежинки на оконных стёклах уже не так весело. Пережитое много раз действие, кажется, не сулит уже того удовольствия и восторга, которое испытывал когда-то впервые.
Как мы ждали первого снега в детстве! Как мы ликовали, как праздновали его!

Я хорошо помню паровозики из санок, которые мы сцепляли шнурками (от санок же), по 3-5 штук. Всегда была кучка детишек, у которых санок не было. И они были готовы тащить эти паровозики за возможность потом покататься самим. Никаких обид, никакой конкуренции, всем было радостно и волшебно. Мокрые варежки, сбитые набок шапки, шарфы, покрытые влажным инеем от дыхания, пунцовые щёки, полные карманы снега, пар изо рта, счастье...

Помню вторую смену в четвёртом классе. Возвращаешься домой затемно, жёлтые фонари светят сквозь чёрные грифельные ветки, снег хрустит и отсвечивает серебром. Вдоль всего маршрута попадаются полоски "прокатанного" льда (ни одной не пропускаешь). Скользящая обувь ценится больше, чем всякие протекторы; ранец удобнее, чем портфель; падать не страшно, а весело. Всё вокруг значимо, всё успеваешь увидеть и почувствовать. Вот причудливая тень от калитки, вот птица взлетела, отряхнув снег с ветки, вот кошка нырнула в темноту подвального окна, вот где-то далеко звенит трамвай, и в морозном воздухе звук делается ещё прознительней.
Ещё нет никаких интернетов и мобильных телефонов. Загуляешься часик после уроков – дома влетит. Но кого это останавливает? Тайна кроется в каждом новом дне, чудо поджидает за каждым поворотом...

* * *

Хочется на праздники уехать куда-то, где ещё ни разу не встречала Новый год. Наверное, ощущение новизны нельзя создать искусственно, просто перемещаясь в пространстве, меняя окружение и ситуацию. Нужно видеть эту свежесть и неповторимость в обычных (привычных) вещах, различать её в мелочах и деталях.
Но иногда внутренней энергии настолько не хватает, что кажется, будто можно почерпнуть её извне, заразиться ею, напитаться в каком-то особенном месте, в каких-то особых обстоятельствах, просто сменив пейзаж за окном. Получить её авансом, в кредит, в прокорм на какое-то время, пока внутри заработает собственный маленький генератор, пока окрепнет и перестанет давать сбои.

Завтра у меня очередная проверка на томографе. В вену будут вводить контрастное вещество, и я каждый раз волнуюсь, удастся ли сестричке поставить катетер. В прошлый раз порвали две вены, и почти месяц не сходили синяки. Эх, могла ли я когда-то подумать, что вот такие вещи будут заботить меня в преддверии новогодних праздников... Меж тем, на этой неделе мне должны поменять курс лечения – теперь будут капать, наконец, Кадсилу. Я очень надеюсь, что она сработает и даст положительную динамику. Надеюсь, что мне хватит сил на лечение и денег на этот препарат. Что мне хватит смирения и оптимизма, веры и терпения.
А пока пусть просто снова выпадет снег. Белый-белый, как засвеченная киноплёнка, на которой, возможно, был записан самый прекрасный мой кинофильм – лучший, оскароносный. И никто уже не докажет, что это не так.

* * *

Ну вот... и завершился этот неприятный, если так можно выразиться, год, - год, принесший мне столько ярости, гнева, боли и ужаса. Мой персональный год закончился, точнее, закончится - меньше двух часов осталось.
Осенью я не надеялся, что доживу до зимы.
Я был пропитан ненавистью до глубины сердца - ненавидел собственное сердце... Мне очень хотелось расстаться с собой. Подарить кому-нибудь свою жизнь...
У меня нет возможности спасти хотя бы одного достойного человека - однако, появись такая возможность, я бы пожертвовал собственной жизнью.
Но... что ж... Одни - умирают, другие, в том числе и я, продолжают жить.
Я завариваю чай, - я испробовал такой состав: значит чай+ягоды свежие боярышника+чайная ложка меда с горкой+щепотка черного перца... Мне нравится. Вкусно и, наверное, полезно. По крайней мере, я сравнительно недавно успокоился и мудро думаю о прекрасных вещах, существующих в жизни и поддерживающих, собственно, человеческую жизнь.
Я полностью отказался от алкоголя. И вот теперь экспериментирую - пью чаи собственного приготовления...
Да. От алкоголя я отказался.
Навсегда.
Как умирающий остро чувствует жизнь, так же эту жизнь теперь чувствую я.
Бездарно прожиты годы. Потрачено вхолостую время. А рядом было столько чудесного, волшебного, прекрасного!..
Я вздыхаю.
Нет, я ни о чем не жалею. Я все-таки был много раз счастлив. Грех о чем-то жалеть...
Жизнь - сложная штука.
Мы не рождаемся мудрыми.
Многие из нас даже не становятся мудрыми.
Ветер времени пронизывает наши тела, наши души, - мы вечные странники, все рвемся куда-то, ищем что-то... А может, и не стоит ничего искать?
Может, то, что мило сердцу, то, что действительно дорого, находится рядом?
Не знаю.
Да и никто не знает.
Одно могу сказать: сейчас даже снег - запах снега - говорит мне о жизни.

* * *

...На самом деле, я чертовски устал от жизни, и мне хочется, очень хочется, уйти отсюда.
Дьявольски неудачный год.

Опасность

Мне свойственно рисковать.
Нет, не так, как рискуют ловкачи и хитрецы - я имею в виду метафизический риск.
В конце июля я гулял как-то поздним вечером по улицам в центре Москвы, по которым любили ходить с Юлией.
Зашел в небольшой клуб, выпил пива, в клубе выступал молодой человек - фронтмен группы "Стимфония".
Собралась публика, знающая неплохо его.
Он играл на гитаре, пел свои песни, пытался острить - что у него совсем не получалось; я задал несколько вопросов, он стушевался...
Один из вопросов был такой: творческие личности - личности демонические (я назвал несколько известных персон), они, не раздумывая, бросали вызов судьбе и недругам, могли сыграть в русскую рулетку; а можешь ли ты, Август, подобно Александру Вертинскому, выйти на сцену и перед зрителями на спор проверить свою удачливость?
Молодой человек немного смутился и невнятно что-то сказал, мол, что собирается еще долго пожить и заниматься творчеством.
- А вот я бы сыграл в "русскую рулетку", - сказал ему позже, на улице; поклонники и поклонницы уговаривали его выпить, он торопился, кажется в аэропорт - собирался в Питер...
В ту же ночь со мной что-то случилось.
Жизнь пошла наперекосяк...
Будто я в действительности играл в " русскую рулетку"...
Щелк! щелк! щелк! щелк!
И выстрел все-таки прозвучал...
Такое бывает, пуля скользит по кости, рикошет, человек остается в живых, пусть и с жуткой травмой (раной).
Я остался в живых.
Чему рад.
Наверное.
Я ни о чем не жалею.
Жизнь прожита.
Я любил. Любили меня...
С той ночи я ходил по краю бездны - с инфернальной какой-то веселостью.
Я поставил на кон все, что еще у меня оставалось.
Щелк! Бах!..
В итоге я чуть не лишился жизни.
О чем, повторюсь, я совсем не жалею.
Но - у меня еще есть ЖИЗНЬ.
И я снова собираюсь проверить свою удачливость.

Жизнь без горизонтов

Оригинал взят у philologist в Никакие изменения путем выборов у нас невозможны

В фейсбуке не утихают споры по поводу "диванной аудитории демократических убеждений", которая дескать недовольна нынешней властью, но при этом сама ничего не делает и не готова поддержать "прогрессивные силы" на выборах. Как будто т.н. путинское большинство вовсе не "диванное" и чрезмерно активное. Есть в этом что-то презрительное к своим же потенциальным избирателям - мол если они не идут за нас голосовать значит дураки они, а не мы. Но если отвлечься от сора определений и задуматься о причинах аполитичности и пассивности этой группы, то мне не кажется ее поведение таким уж неразумным.



Collapse )

Любопытное интервью Фредерика Бегбедера

— С 2000 года я часто приезжаю в Россию. — Признается долговязый очкарик Фредерик. — Благодаря этим поездкам возник роман под названием «Идеал». Постановка фильма по этой книге и явилась причиной того, что мы, вместе с моими сценаристами Николя и Брюно, сегодня здесь, перед вами. Я хожу повсюду, смотрю натуру, выбираю актеров. Вообще, наблюдаю и анализирую людей вокруг, для меня это интересный опыт.

Искусство сегодня подчиняется коммерции. Выставка «Искусство парламента», на которой мы присутствуем, подтверждает это. Моя книга «99 франков» — история о рекламе. Николя и Брюно, написавшие сценарий по этой книге, хорошо понимают связь между маркетингом, рекламой, искусством и книгами.

— Фильм «Идеал» в русском прокате будет называться «99 рублей», это правда?

— Абсолютно.

— Знаете, что можно купить на 99 рублей, это очень небольшая сумма.

— Да, знаю, что практически ничего.

— Действие вашей новой книги происходит в России, будете ли использовать российских актеров?

— Конечно, вот сегодня в ночном клубе и начнем кастинг. Николя как раз все еще делает заметки к сценарию. У нас есть определенные тесты, пройдя которые, можно участвовать в съемках…

— Работаете ли вы сейчас над каким-то романом?

— Нет, я занимаюсь постановкой фильма на мою книгу «Любовь живет три года». Николя и Брюно помогают. Фильм выйдет во Франции 18 января. Мне было интересно заняться кино. Мой кумир в режиссуре, кстати, Федерико Феллини.

— Вы ведь еще и снимаетесь. На следующей неделе во Франции выходит фильм «Славный городок» с вашим участием…

— Да, я много раз был актером, нахожу это ужасно интересным. Пока не предлагали роли в экшне, а мне бы очень хотелось сыграть что-нибудь в духе Жан Клода Ван Дама.

— В вашей биографии значатся даже съемки в порнографическом фильме…

— Я участвовал в фильме «Дочь лодочника». Должен вас разочаровать, это действительно порнографический фильм, где все занимаются любовью, — кроме меня. Я согласился, ожидая, что все-таки что-нибудь хорошее случится и с моим героем, но ничего не случилось, все прошло по сценарию. Это было большим разочарованием.

— Чтобы делать российский фильм, нужно знать русский слэнг. Учите?

— О, да. Нас уже начали учить крепким русским словечкам.

— Можете вкратце описать сюжет нового фильма «99 рублей»?

— Речь идет о молодом человеке. Потрепанный судьбой и слегка потерянный, он приезжает в Россию, чтобы немного развлечься. Понятно, что именно здесь он обретает любовь, а вместе с ней — смысл жизни и некую искренность, человечность. Мы и приехали в Москву и Екатеринбург, чтобы почувствовать русскую душу. Организация съемок пока в процессе. Действие по книге происходит главным образом в Москве и Санкт-Петербурге. Хотя мы бы хотели, чтобы наш герой посмотрел страну.

— Что заставляет вас ездить в Россию с 2000 года, чем вам интересны русские?

— Россия для меня — это три основных составляющих: фатализм, меланхолия и душа. Если вы читали мои книги, главный смысл там — отсутствие Бога. В XXI веке частенько персонажи немного потерянные, ищут смысл жизни. Октав, или нынешний герой, сценарий про которого сейчас пишется — они оба такие. Вместе с тем, в фильме «99 франков» очень много религиозных символов. Например, можно увидеть актера Жана Дюжардена, который играет Иисуса. Собственно, я тоже выгляжу в этом стиле. Да и ходить люблю в сандалиях.

Ваш город по-своему «славен», здесь расстреляли царскую семью. Я бы хотел узнать, не ждет ли меня та же участь. Скажем, когда вечером в клубе люди услышат мою музыку, им тоже захочется меня убить.

— Что сподвигло вас заняться диджейством?

— Для меня это не профессия, менять диски очень легко. Это хобби. Вообще, работа диск-жокея, предполагающая использование чужих дисков — в какой-то степени обман. Знаменитостей зовут играть диски просто потому, что они ставят музыку по своему выбору. А это любопытно публике.

— Скажите, какие алкогольные напитки вы предпочитаете?

— Я француз и должен бы был предпочитать вина, но я предпочитаю водку.

— Знаете ли вы творчество современных русских писателей?

— Недавно я опубликовал большой список рекомендуемой литературы во Франции. В этом списке — ваш Виктор Пелевин. Он, как и я, исследует вопрос о роли художника, творца в капиталистическом мире. Мне также очень нравится и напоминает меня кот Бегемот из «Мастера и Маргариты». И Булгаков вообще. Недавно во Франции вышла книга одного русского писателя, которая называется «Ботинки, полные горячей водки». Я не читал, но название прелюбопытное.

— Три великих книги, по-вашему?

— Библия, Астерикс в Швейцарии и, конечно, «Война и мир».

— Ваш герой Октав говорит, что невозможно одновременно прогибаться под мир и — пытаться его изменить. Каков ваш личный выбор?

— Карл Маркс попробовал изменить мир, у него был такой опыт. Я более сдержан по сравнению с ним, более скромен — в вопросах изменения мира. Вам должна быть известна фраза из «Капитала» — «В мире главное — изменить мир». Я бы перефразировал ее — главное в мире — смотреть на мир, а не изменять его.

— Наблюдение за миром и вдохновляет вас на написание книг?

— Иногда вдохновляет водка. Помимо водки, конечно, я долго выжидаю момент, когда у меня начнется нечто вроде наваждения. Оно может возникнуть от женщины, или от прочитанного романа. Ловлю этот момент, и тогда начинаю писать. Иногда нужно выждать какое-то время, чтобы роман вас нашел. Это действительно похоже на то, как мы вдруг неожиданно влюбляемся, увидев кого-то. Так же неожиданно в голову может прийти сюжет.

— У вас очень скандальная, эпатажная репутация. Ваш герой, как и вы, кажется прожженным циником, но под этим, наверное, кроется нечто совсем другое?

— Я гораздо проще, чем моя репутация. Я не думаю, что скандалы — нечто специально организованное. Просто когда я говорю на какую-то тему, это частенько вызывает большой ажиотаж. Сегодняшняя литература действительно нуждается в гневе, в революции, в спектакле, наконец. Нужны юмор, эмоции, иначе она просто умрет. Просто необходимо — написать так, чтобы вы это читали! Если бы я немного не играл клоуна, я бы сидел сегодня один, и не встречался с вами! Кстати говоря, часто литературные конференции проходят не в коммерческих центрах, а в библиотеках. И настоящие поэты — действительно одиноки, а послушать их приходят пожилые люди…

— Вы и копирайтер, и писатель, и диджей, и редактор, и кинематографист. Что побуждает браться за столь многое?

— Основной мой мотив — страх скуки и страх безработицы. Отсюда и многочисленные сферы моей деятельности. Возможно, это связано с шизофренией — когда ты за короткое время успеваешь побывать в шкуре 28 персонажей. Нельзя быть хорошим везде, нужно просто попробовать достаточно много, чтобы понять, что ты предпочитаешь, что удается тебе лучше всего.

На прощание Фредерик простирает длинные руки к публике и говорит на ломаном русском: «Спасибо. Я люблю тебя".

Семён Лашкин. Виолончелист-преступник

Оригинал взят у nasedkin в Семён Лашкин. Виолончелист-преступник

cd8ad6217cac4b52a659da77a77b954c.jpg
Фото daily.afisha.ru

Хорошо помню 1992-й (кажется) год, когда я с моим другом флейтистом и авангардистом Мишей Цельмсом прогуливался по Красной площади. Был я тогда с гитарой и решили мы у Лобного места устроить мини-концерт, а заодно и денежек подзаработать. По ходу дела к нам присоединился незнакомый виолончелист, много тогда странных личностей спокойно ходило по улицам, мы сымпровизировали вместе несколько песен, собралась даже небольшая несанкционированная группа людей. Стоит ли говорить, что никакая полиция (тогда ещё милиция) и не думала помешать нашему безобразию?

Collapse )

Трепет и волнение

5.30 утра.
Проснувшись, я даже не смотрю на часы.
Я знаю: 5.30 утра.
Обычно, повернувшись на другой бок, я засыпал. До звонка будильника в 8 часов. Сегодня - иначе. Сегодня я уставился в потолок, слушаю собственное спокойное сердцебиение, наслаждаюсь пением птиц.
5 минут.
10 минут.
Я потянулся, встал, убрал постель, сходил в туалет, умыл лицо и, одевшись в джинсовые шорты и чёрную футболку, выбежал из дома.
В парке в некоторых местах трава выше моего роста. Пение соловьёв. Ворон хрипло прокаркал вдалеке - сидел на каменной крыше одного из зданий у парка.
Под ногами шуршит гравий, на земле - вместе со мной бежит тонкая, вытянутая тень; нож приятно касается бедра.
В парке никого нет.
Потом уж, когда я углубился дальше, увидел грузного парня в бежевой майке, вспотевший. покрасневший, бежал с измученным видом.
Через некоторое время попался навстречу спортсмен в красной майке и чёрных шортах, энергичный брюнет бежал быстрее меня, обычно в парке я бегаю быстрее всех бегунов.
Ещё несколько человек попались мне на моей тропе, но они просто выгуливали собак.
Красивых спортсменш не было. Жаль! Чуточку себя ощущаешь ОДИНОКИМ без девушек. Но они, эти прелестные создания, занимаются бегом вечерком - если не лень. Некоторые ходят в ближайший фитнес-центр. По-моему, это глупо. Бег на природе не сравнится с движением на беговой дорожке в помещении.
Лёгкое головокружение. Всё-таки ДЕКАДЕНТСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ даёт о себе знать. Я совершенно истощён. Кровеносные сосуды в голове расширены, ощущение, что они вздуты. Временами тупая боль в сердце. Покалывание в кончиках пальцев обеих рук. Зрение за последний год снова ухудшилось. Но...  нынче - прилив сил и бодрости.
В голове пульсирует мысль, что НАЧИНАЕТСЯ НОВАЯ ЖИЗНЬ.
Tabula rasa?
Нет! нет! нет!
Я всё помню.
Я ничего не забыл.
Я пытаюсь снова выйти ЗА ПРЕДЕЛЫ СВОЕГО ОГРАНИЧЕННОГО Я. Ибо я - не совсем я.