flickering4 (flickering4) wrote,
flickering4
flickering4

Человек со шрамом на лице



За несколько дней до той кошмарной встречи со странной девушкой он поставил свечу во упокой самого себя в храме в Сокольниках.
Жизненные катастрофы превратили его в "живого мертвеца": он не жил в этом мире грёз и несбыточных желаний, он весь увяз в "потустороннем".
Человек двадцати восьми лет, он ощущал себя одновременно старцем и юнцом, который жизни не знает и влюбился в первый раз.
Да.
Он был болен.
Он заболел любовью. К одной юной девушке, вскоре оставившей его.
Солнце померкло, и луна обрела навсегда багряный цвет, - человек медленно сходил с ума от любви, тревожась, мечась, каясь бессмысленно в пустоту, и чуть ли не ежедневно бросаясь в авантюры и неожиданно впадая в чёрную меланхолию.
Он думал об одном, каждый час, каждую минуту: как бы ему вернуть любовь.
В ту полночь, усталый и измученный, он задремал в метро.
В самом сердце Москвы, на Арбатской, человек очнулся. Неожиданно; испытывая сверхъестественный ужас.
Ужас сковал его так, что он не мог сдвинуться с места.
Напротив сидела высокая брюнетка. Красотка с огромными чёрными глазами. Она внимательно, воровкой-суккубом, всматривалась в него, - он чувствовал себя раздетым.
Пустой вагон метро. И они, эти двое...
Куда исчезли люди?
На колени падала кровь. А он не мог даше пошевельнуться.
Что-то птичье, хищное было в облике молодой женщины.
Немигающими, пристально, через него, зреющими, глазами она заворожила его.
Что-то странное...
Она, казалось, медленно что-то нашёптывала, и этот шёпот слышался в его голове отчётливо: непонятный язык, жуткие слова из ниоткуда...
"Площадь революции", "Курская"...
На станции "Курской" она неспешно встала и пошла к выходу.
Так люди не ходят! Её стремительно несло на невидимых колёсах... Так передвигаются богини, а не люди...
И вот что! Палец левой руки! Безымянный палец... Он так неестественно искривлён! Похож на коготь...
Человек вздрогнул и схватился рукой за правую щеку, раскрыл ладонь. Кровь!
Он кинулся было за странной девушкой в чёрном, но двери захлопнулись, и он поехал дальше.
С той ночи ему начали сниться невыносимо печальные сны; шрам на лице не заживал, тело пряно пахло болотными цветами, он везде, да! даже в толпе, слышал тот жуткий шёпот, похожий на заклятие.
- Ой, что это у вас... на лице?! - наверное, каждый девятый прохожий с испугом спрашивал его о шраме. Шрам на скуле, глубокий, похожий на какой-то знак, постоянно кровоточил, источая к тому же притягательный аромат.
Человек медленно сходил с ума. От любви. Но теперь - от любви к ней, к той самой девушке в метро на Арбатской, с хищным по-птичьему взглядом.
"Кто же освободит меня от дьявольской муки???" - с невыразимой для него тоской изо-дня в день думал человек.
Утром на четвёртый день после загадочного происшествия в метро, человек обнаружил, что кости его тела начинают... искривляться!..
У него обострились обоняние и слух... И он становится выше!.. позвоночник... приятная, возбуждающая боль в позвоночнике... она... она вытягивает всё его существо. Эта приятная возбуждающая боль.
Короста на шраме.
Ему приснился сон: чёрный кот на чердаке лесного домика играет с полудохлым вальдшнепом, кулик пытается взлететь, кот, с напряжённым и смешным в своей напряжённости взглядом, одним ударом мягкой лапы с коготками сбивает кулика на запыленный пол... Щебечут птахи в апрельском, ещё неживом, лесу. Раннее утро. Туман. А в тумане - еле пробивается солнце...
Человек сладко потянулся во сне и... проснулся.
Луна огромным кровавым диском висела в окне.
- Кто я? - вдруг хрипло произнёс он и тут же зашептал:
- Ахаюруимххххли...
Адская боль разорвала позвоночник.
Он упал с постели и выгнулся, точно эпилептик, на полу.
- Ахаюрумхххх! - выдохнул он от нечеловеческой боли и ужаса.
- Ахх... хаюрум... ххх!.. - его трясло, и он начал кричать, сжатый болью в дугу, касаясь головой чуть ли не до пяток.
Кости ломались, рвались связки. Он кричал. Он кричал в ночь - на огромный диск луны в окне... Луна впитывала в себя его боль...
Через два часа сотрудники полиции выломали дверь в его квартиру: он переполошил весь дом своими криками.
Целясь во тьму автоматами, они все трое вдруг отпрянули: на окне, обнажённый, сидел молодой человек, кожа, с которой стекали капли, пахнущие церковно-ароматно смертью и возрождением, сияла оранжевым светом; он посмотрел на них чёрными большими глазами, улыбнулся и выпрыгнул из окна.
Тело его не нашли.




Subscribe

  • * * *

    Аромат кофе будит призраков. Колокольчик у мёрзлых дверей напоминает о скоротечности жизни. Голоса входящих веселы. Уходящие — немного печальны.…

  • Искуситель.

    Волхв, схватив за запястье руки моей, прошептал: счастье не обретёшь, не познав горя, выпей ужаса море, задохнись, арктический холод — для тех, кто…

  • * * *

    Глядя на ночное небо ноября, — тёплая тьма позволяла надолго обнять созданную при виде мутных звёзд загадочную картину, — горя каким-то неведомым…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • * * *

    Аромат кофе будит призраков. Колокольчик у мёрзлых дверей напоминает о скоротечности жизни. Голоса входящих веселы. Уходящие — немного печальны.…

  • Искуситель.

    Волхв, схватив за запястье руки моей, прошептал: счастье не обретёшь, не познав горя, выпей ужаса море, задохнись, арктический холод — для тех, кто…

  • * * *

    Глядя на ночное небо ноября, — тёплая тьма позволяла надолго обнять созданную при виде мутных звёзд загадочную картину, — горя каким-то неведомым…